29 января 2011 г.

Археология Фарса: дворцы Сасанидов

Парфянский военачальник,
Иранский национальный музей
После триумфа Александра, его скоропостижной смерти и раздела его империи Персида долгое время оставалась подчиненной чужеродным династиям. Сначала в течение двух веков она находилась в зависимости от державы Селевкидов, греко-македонской династии. Их центрами были Антиохия в Сирии и Селевкия в Междуречье, поэтому они мало заботились о монументальном строительстве на окраинах своей империи. Пришедшие им на смену парфяне, хотя и объявили себя избавителями от греческого засилья и реставраторами Древнеперсидского государства, также были далеки от культурных проблем Парса. Однако с середины I века н.э. начинается плавный и длительный упадок Парфянского царства, сопровождавшийся все большим сепаратизмом автономных провинций, где Аршакиды сохраняли местную знать.

В конце концов, в начале III в. в Парсе появляется новая династия, сумевшая окончательно уничтожить парфянскую власть и в то же время перенять их амбиции. Основоположником этой династии был Арташир, ведущий свой род от персидского мелкого владетеля Сасана, по имени которого династия стала называться Сасанидами.

Фирузабад - слава Арташира

Окрестности Фирузабада
В глубине своих владений, еще до победы над парфянами, Арташир построил на месте древнего города Гур, разрушенного Александром Македонским, свою столицу, изначально названную Арташир-Хварра – Слава Арташира. Сейчас этот город называется Фирузабад и, в отличие от многих других древних городов, по-прежнему населен. Он расположен посреди равнины, со всех сторон окруженной горными хребтами, к юго-востоку от Шираза.

Историческая часть Фирузабада представляет собой в плане почти идеальный круг диаметром около двух километров, обнесенный стеной и широким рвом. Этот круг делится радиальными и кольцевыми улицами на двадцать частей. С четырех сторон в стене были оставлены широкие проемы – главные ворота. Планировка окрестностей города продолжает радиальную застройку Фирузабада и заканчивается стеной, окружающей поле диаметром 8 км из 24 частей. Далее, радиально расположенные каналы, стены, тропы и лесополосы тянутся на расстояние 10 км.

Четыре главные дороги, идущие от центральных ворот города, ведут к разрушенным зданиям, которые также были частью общей планировки равнины. Например, в 9,5 км к юго-востоку от центра города были найдены руины из глиняных блоков, окруженные рвом, и Сасанидская глиняная посуда. Скорее всего, это был форт, охраняющий восточный вход на равнину. Около 4,5 км к северо-западу сохранились следы садов с круглым бассейном и зданием на холме, а также с остатками керамики. Комплекс стен на горном плато в 6 км от Фирузабада могли означать кладбище. В 10 км к юго-западу в ущелье реки найдены остатки водопровода и одноарочного акведука. За горным хребтом на бесплодной равнине акведук тянется с севера на юг и соединяется с башней. Он наполнялся из источника на востоке Фирузабадской равнины с помощью канала, прорубленного сквозь горный хребет. Такое архитектурное решение могло быть основанием для средневековых легенд о том, как Арташир прорубил гору .

Внутри города был сооружен кремль, скорее всего состоявший только из административных зданий. Он представлял собой круг радиусом 450 м и был окружен стеной. Здания фирузабадского кремля и его жилых районов сделаны из глиняных кирпичей, за исключением дворца Тахт-е Нешин и башни Тербал, сделанных из известняка. Тахт-е Нешин, очевидно, является руинами кубического здания с четырьмя залами – айванами, выходящими из него с четырех сторон, и центральной комнатой под куполом диаметром 14 м. Возможно, это комната была храмом огня Арташира, упомянутым во многих средневековых источниках.
Дворец Ардашира
В самом центре города стоит тридцатиметровая башня Тербал. Она представляет собой столб из неровных каменных блоков, квадратный в основании с шириной 9 м. Изнутри башня была полой, сохранились следы внутренней лестницы. По обнаружении Тербала некоторые ученые полагали, что вокруг башни должна была быть извивающаяся наружная лестница и что сам Тербал является подобием зиккурата, однако Эрнст Херцфельд выдвинул более реалистичную гипотезу о назначениях этого здания. С одной стороны, она могла быть частью дворца или правительственного здания, символизируя собой божественность и силу царской власти и нося, как Ападана Персеполя, прокламативный характер. С другой стороны, не исключается чисто практическая функция Тербала. Башня обеспечивала обзор всей линии укреплений и стратегически важного ущелья Танг-аб, а также позволяла отслеживать строительные работы в городе и по всей равнине.

Рядом с ущельем Танг-аб, на вершине горного плато, находятся руины дворца Кале Дохтар – возможно, первой резиденции Арташира. Она была построена в 209 г. н.э. и представляла собой огромный вытянутый дворец с мощными оборонительными укреплениями. Построенный на склоне горы, он состоит из нескольких залов, каждый на своем уровне. Вход в него лежит через высокие ворота в мощной прямоугольной башне. Далее парадная лестница ведет в прямоугольный зал с нишами с каждой стороны и двумя большими полуколоннами на восточной стороне. Из него лестницы ведут в следующий зал значительных размеров, заканчивающийся высоким айваном.

На самой вершине дворца расположена относительно небольшая комната с непривычно узкими для восточной архитектуры стенами, некогда покрытая куполом . Кале Дохтар показывает тот же стиль, что и городской дворец Арташира: айваны и квадратные купольные залы для приемов, сводчатые галереи вокруг внутренних двориков для нужд царского двора и жылые помещения на верхних этажах.

Непосредственно в ущелье Танг-аб выбиты два наскальных рельефа, посвященных основателю династии Сасанидов. Первый из фирузабадских рельефов, считающийся наиболее ранним, показывает три сцены турнира. На первой Арташир в тяжелой броне, боевом шлеме и копьем в руках сбрасывает с коня последнего парфянского царя Артабана V. Их можно различить только по знакам на одежде и попонах коней. Вторая сцена показывает, как Шапур, сын Арташира, в шлеме с головой льва и копьем в руках сбрасывает с коня парфянского всадника в римском шлеме. Определить личность Шапура позволяет специальный значок наследника. В третьей части рельефа изображен представитель знатного рода Каренов в броне и римском шлеме. Многие историки считают это изображение иллюстрацией боя при Хормиздагане 227 г., когда Арташир окончательно утвердил свою власть на большей частью Ирана. Однако В.Г.Луконин относит создание рельефа к концу царствования Арташира I, то есть к концу 230-х гг.

Второй рельеф представляет совершенно типичную для Сасанидов сцену божественной инвеституры – передачи власти. Здесь показаны Арташир в шарообразной короне и бог Ахура Мазда, протягивающий царю «венец власти». Между шаханшахом и богом – небольшой алтарь огня. За спиной Арташира находятся Карен и наследник Шапур в особых регалиях, а также два вельможи в кулахах яйцеобразной формы без опознавательных знаков .

Бишапур – лучший город Шапура

Арташиру наследовал его сын Шапур, царь исключительного полководческого таланта. В течение своей жизни он трижды сумел наголову разбить римские войска, причем в третьем сражении был пленен римский император Валериан, чего не случалось за всю историю Римской империи. Руками римских пленных на родине Шапура, в Парсе, была построена его новая столица – Бишапур, в 25 км от современного города Казерун.

Название города большинство историков расшифровывают как «прекрасный город Шапура» или «город Шапура лучший, чем Антиохия». Так или иначе, но раскопки Бишапура, проводимые с середины XX века, открывают посреди жилых кварталов поистине грандиозный дворцовый комплекс, «Сасанидский Версаль», как назвал его археолог Р.Гиршман . В этом городе древние персидские архитектурные традиции сочетались с обильными заимствованиями с Запада.

Город был построен на важнейшем транспортном пути Персии, соединявшем Фирузабад и Истахр (Персеполь) с Междуречьем. В отличие от Фирузабада и других городов-крепостей того времени, Бишапур имеет не кольцевую, а перекрестную планировку. К северу от города, в центре старой крепости, были построены административные здания и огромный храм Анахиты, богини воды. Этот храм построен в форме креста с 64 декоративными нишами. Предполагается, что центр здания был накрыт огромным куполом. Рядом находится довольно странное квадратное здание с исключительно толстыми, двойными каменными стенами, возведенными сухой римской кладкой. В северной части этого здания стояли четыре каменных изваяния быков, сделанные по ахеменидскому образцу, установленные напротив друг друга. Два из них остались на прежнем месте до сих пор, после того как остальные были развезены по музеям.

Одна из мозаик Бишапура
К юго-востоку от храма расположен колссальных размеров айванный парадный зал дворца Шапура, площадью около 800 м2. Он был богато украшен штуковыми декорациями и фресками, дословно повторяющими западные, сирийские орнаменты. Рядом находится колонный дворец, где были найдены знаменитые мозаики Бишапура – еще одно свидетельство немалого влияния византийской культуры на искусство Сасанидского времени. В то же время стены дворца украшены по фасаду каменными рельефами ахеменидского стиля.

В шести километрах от города в естественном гроте был, по всей видимости, похоронен шаханшах Шапур. Над его могилой из цельного сталактита была высечена его семиметровая статуя в полный рост. Скорее всего, она была опрокинута землетрясением и пролежала на своем месте несколько столетий. Однако анонимный арабский путешественник в книге «Чудеса мира» несколько по-другому описывает статую и ее судьбу: «Скульпторы [всей] Вселенной поражаются [такому мастерству], будто статуя живая и вот-вот заговорит. Случилось так, что жена одного знатного мужа, [проживавшего] в той местности, влюбилась в эту статую. Дни и ночи она сидела перед статуей, не отрывая от нее глаз. Тогда приказали разбить статую. Пострадали нос и рот, и сердце женщины охладело» .

Недалеко от города, вдоль реки Шапур высечены несколько наскальных рельефов первых Сасанидских царей. Три из них посвящены Шапуру I: один обозначает сцену инвеституры, а два других – триумф над римскими императорами. В инвеститурном рельефе помимо обычной сцены передачи «венца власти», под копытами коня Шапура лежит поверженный император Гордиан, а между царем и Ахура Маздой – коленопреклоненная фигура императора Филиппа Араба. В двух триумфальных сценах более детально показаны Шапур и три побежденных императора: Гордиан, Филипп Араб и Валериан. Про эти рельефы тот же арабский наблюдатель писал так: «Шапур приказал высечь на камне свой рельеф таким образом, чтобы все, кто пожелает его увидеть, шли бы к нему пешими, будь это государи или нищие. Шапур этим выразил свое достоинство» .
Шапур пленяет римского императора
Особого внимания заслуживает инвеститурный рельеф Бахрама I. Через несколько лет после своего появления, в ходе междоусобной войны, этот рельеф был изрядно искажен, что сделало его историю еще более занимательной. Поначалу совершенно типичная сцена с участием царя, Ахура Мазды и «венца власти» не привлекала особого внимания историков. Однако вскоре на груди коня Варахрана была обнаружена надпись следующего содержания: «Это – изображение поклоняющегося Мазде-владыке Нарсе, царя царей Ирана и не-Ирана…». Помещение этой надписи на рельефе казалось раздраженным, почти бессмысленным жестом, ведь здесь был изображен Бахрам I в его индивидуальной короне – незачем было искать глазами нечеткую надпись. Однако позднее была обнаружена фигура поверженного врага под копытами коня Бахрама. Как показал В.Г.Луконин, она была высечена одновременно с надписью и представляет собой царя саков Бахрама III, с которым Нарсе вел войну. Кроме этих рельефов в скалах Бишапура высечены также две триумфальных сцены царя Бахрама II.

4 комментария:

  1. Интересная и познавательная статья. Много нового узнала для себя

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный22 июня 2011 г., 17:58

    Очень интересно!

    Я ездила в тур по Ирану и еще раз с большим удовольствием посмотрела на фотографии мест,где была
    Спасибо вам огромное)л

    ОтветитьУдалить
  3. Надеюсь, таких людей как вы скоро будет много=)

    ОтветитьУдалить